Rambler's Top100


logo














 

 

Растения-субстраты

Aphyosemion gabunense

Как известно, роль растений в аквариуме многогранна. Они и великолепное украшение, и эффективный естественный фильтр, и простой инструмент, помогающий воссоздать в комнатном водоеме обстановку, близкую к естественной и привычную для рыб. Заросли декоративных трав надежно прячут от глаз столь необходимые, но все же чужеродные для натуралистичного пейзажа многочисленные технические атрибуты – корпуса фильтров и грелок, шланги, провода и пр. В гуще подводного сада находят себе убежище любители тени и укромных мест, а также ослабленные обитатели аквариума. Молодь спасается здесь от зубов плотоядных соседей. Ну и, наконец, именно непролазные дебри растительности зачастую становятся той площадкой, где происходят брачные игры и нересты.
Безусловно, в густонаселенной емкости шансов выжить у икры и мальков немного, но все же они есть, и некоторые везунчики выигрывают в эту лотерею ни много ни мало – свое будущее. А если рыбовод желает гарантированно получить от рыб потомство, да еще и многочисленное, ему целесообразно подумать о предоставлении своим питомцам отдельной "посудины". Но и там порой без растений не обойтись, поскольку именно наличие подходящего зеленого субстрата зачастую является залогом успешного икрометания.
Если любитель занимается разведением рыб не постоянно, а лишь время от времени (как, например, поступаю я), не имеет смысла постоянно держать наготове плантацию подходящих субстратов. Достаточно включить в состав подводного сада несколько видов, пригодных для соответствующих целей. Благо таких гидрофитов немало, и к тому же они достаточно декоративны и не испортят своим присутствием интерьер комнатного водоема.
Учитывая специфику разводных сосудов и обстоятельств, в которых протекают нерест и развитие эмбрионов, аквариумной флоре, претендующей на роль фитосубстрата, должны быть присущи следующие качества:
отличная адаптируемость к резкой смене условий, неизбежных при перемещении растения из общей емкости в нерестовик, вода в котором зачастую кислее, мягче и теплее "ординара", а световые условия куда хуже;
отсутствие потребности в укоренении, поскольку нерестовики, как правило, представляют собой вариант гигиенического аквариума, оснащенного лишь необходимым оборудованием и лишенного изысков, в число которых входит и грунт;
простота изъятия из общего аквариума (без перетряски водных газонов, взбаламучивания ила и прочих сопутствующих неприятностей);
проницаемость фитосубстрата для взгляда наблюдателя, ведь нередко о состоявшемся репродуктивном акте можно судить лишь по появлению икры, а она бывает очень мелкой и слабозаметной, особенно в растительной гуще;
небольшой вес, так как зачастую субстрат укладывается на легкую защитную сетку, предохраняющую выметанную икру от поедания родителями;
терпимость к медикаментам вроде метиленовой сини или окислителям, которые вносят в воду разводного сосуда для подавления развития грибка-сапролегнии, а в отдельных случаях – способность без существенного ущерба переносить процедуры обеззараживания;
малоценность, поскольку порой после пребывания в нерестовике аквариумисту не остается ничего другого, как выбросить значительную долю субстрата ввиду получения им повреждений "несовместимых с жизнью";
высокие темпы роста, способность в кратчайшие сроки компенсировать ущерб внешнему виду аквариумного леса, нанесенный изъятием части его зарослей для использования в нерестовике.
Конечно, всем этим параметрам без исключения отвечает только один тип флоры – синтетическая. Но большинство имеющихся в зоомагазинах "имитаций" мало соответствуют природным прообразам, не могут соперничать с ними в эластичности, пушистости, густоте, а потому далеко не всегда способны выступить в качестве годной субстанции для хранения икры или личинок. (Хотя справедливости ради нужно отметить, что для многих популярных аквариумных рыб аутентичность "копий" – условие вовсе не обязательное, они согласны прятать икру даже в мотке синтетических нитей.) К тому же искусственная трава лишена возможности воссоздавать в нерестовике условия, экологически близкие к привычным и удобным для производителей.
Так что приходится аквариумисту лавировать в поисках компромисса между тем, что есть, и тем, что требуется. Естественно, чем больше у растения отмеченных выше достоинств, тем более подходящим оно является в качестве субстрата, и наоборот.
Рейтинг водных трав как нерестового атрибута давно уже устоялся и почти не подвергается модификациям, несмотря на то, что в последнее время ассортимент аквариумных растений в наших зоомагазинах существенно расширился. И это логично: новинки, как правило, – сортовые или еще недостаточно освоенные в содержании и разведении растения. Поэтому они довольно дороги и изводить их на технические нужды было бы неоправданной роскошью, а порой и кощунством. Так что, в основном, в качестве субстратов при репродукции рыб используются травы-ветераны, вероятная потеря которых не обернется невосполнимой утратой.
Лидирующие позиции в этом рейтинге на протяжении десятилетий занимают яванский мох (Vesicularia dubyana) и таиландский папоротник (Microsorum pteropus). Оба – крайне неприхотливые растения, без видимых проблем переносящие резкую смену параметров, создающие комфортные условия для нерестящихся рыб и служащие надежным убежищем для икры и мальков.
Яванский мох – выходец из Азии, где растет в затопленном, полузатопленном, а то и в надводном положении во влажных джунглях, густым ковром покрывая топляк и стволы прибрежной растительности. Собственных корней не имеет, на поверхностях фиксируется с помощью особых ризоидов. Аквариумисты обычно прикрепляют его синтетическими нитями к камню (причем, не обязательно с пористой поверхностью) или небольшому фрагменту коряги, на которых он и разрастается, образуя симпатичную мягкую, ветвистую, и в то же время довольно плотную куртинку высотой 5-15 см. В ней комфортно чувствует себя и нерестящаяся пара, и ее потомство.

Vesicularia dubyana
Vesicularia dubyana

Мох легко приспосабливается к любым световым и температурным условиям, отлично чувствует себя как в мягкой, так и в жесткой воде, без проблем переносит даже довольно резкие перепады ее химических параметров. Допускает стрижку для придания формы, соответствующей эстетическим или функциональным задачам.
Заросли яванского мха очень живописны, причем с их помощью можно организовывать не только горизонтальные, но и вертикальные композиции. Если зеленое полотно не цельное, а мозаичное, выложенное из отдельных фрагментов, изъятие на время из аквариума пары-тройки моховых элементов, скорее всего, не нанесет большого вреда декоративной ценности емкости и не потребует ощутимых усилий.
Везикулярия быстро покрывается взвесью (а ее в нерестовике, а особенно в выростном аквариуме, бывает в избытке), но для возвращения опрятного вида достаточно ополоснуть пучок в миске с водой или несильной струей из-под крана. Вопрос только, стоит ли это делать: обилие застрявших во мху взвешенных органических частиц привлекает микроорганизмы, превращая куртину яванского мха в своеобразное пастбище, где только что перешедшие на активное питание мальки находят свою первую пищу.
Конечно, обилие грязи подавляет развитие мха и в конечном счете даже может вызвать его угасание. Но не будем забывать, что в данной ситуации мы рассматриваем растение не в качестве эстетического элемента, а лишь в роли подспорья для нереста и даже готовы смириться с его гибелью. Впрочем, до последнего доходит редко.
Темпы роста (применительно к теме статьи, наверное, корректнее использовать термин "восстановимость") яванского мха выше всяких похвал, к тому же он слабо реагирует на медьсодержащие лекарства, а также разного рода анилиновые красители, используемые для защиты икры и молоди от бактериальных и грибковых поражений. Разве что мох замедляет развитие, но ведь в условиях нерестовика бурная вегетация и не нужна.
Плюс ко всему пушистая куртина вместе с камнем или кусочком коряжки тяжелее воды, то есть сама опускается на дно емкости и не требует каких-либо ухищрений с фиксацией. А это тоже немаловажно.
Таким образом, с яванским мхом у разводчика проблем почти не возникает, и растение вполне мотивированно является ведущим субстратом.
То же самое можно сказать и о таиландском папоротнике, с которым везикулярия делит пальму первенства в качестве нерестовой травки. Конечно, внешне эти растения различаются кардинально, но по функциональности они как братья-близнецы, да и территориально близки – "таиландец" тоже родом из Юго-Восточной Азии.

Microsorium pteropus
Microsorium pteropus

Кусты таиландского, или крыловидного, папоротника хорошо сбитые, плотные, более жесткие, чем у везикулярии, служат отличным прибежищем малькам, надежно защищают икру.
Микрозорум более теплолюбив, зато легко переносит разного рода световые, температурные и химические катаклизмы, связанные с переводом из одной емкости в другую. Корневая система у него хилая, короткая, достаточная лишь, чтобы прицепиться к подходящей по структуре поверхности – куску шлака, пемзы, коряги, на которых его обычно и выращивают. Соответственно, изъятие растения из аквариума не вызывает проблем, равно как и водворение его на новое место произрастания: плавучесть у сростка папоротника с основой отрицательная, поэтому в дополнительных якорях он не нуждается.
Микрозорум (причем как номинальная форма, так и более декоративный сорт "Винделов") отлично переносит воздействие аквариумной химии. На него не оказывают влияния ни метиленовая синь, ни бриллиантовая зелень, ни препараты фурановой группы. Растение вообще обладает удивительной стойкостью. Я, признаться, несколько раз даже не вынимал его из нерестовика на время озонирования последнего – и ничего.

Microsorum pteropus Windelov
Microsorum pteropus Windelov

Кстати, раз уж речь зашла о стерилизации емкостей для нереста. Не один раз сталкивался с рекомендациями обеззараживать растения перед помещением их в разводную емкость. Если сия процедура предпринимается в чисто профилактических целях, считаю ее излишней. Более того – вредной. Одно из неоспоримых преимуществ живой флоры – формирование среды, благоприятной для нерестящихся рыб, а главное – для их потомства. На поверхности листьев и в непосредственной близости от них формируются особые условия для поселения и развития различных микроорганизмов, которым предстоит стать первыми компаньонами появившейся на свет молоди.
Да, часть микрофауны (причем малая) условно-патогенна. Но ее присутствие, на мой взгляд, лишь способствует становлению иммунной системы подростков, развивает их защитные механизмы или же помогает уже на ранних этапах отсеять ослабленных особей, не способных бороться с напастью. Не секрет, что выращенная в стерильных условиях рыба впоследствии зачастую не способна влиться в коллектив общего аквариума, противостоять хворям. Так зачем же нам плодить подобных неженок? В то же время значительная часть растительных "приживальцев" – инфузорий, коловраток и пр. – вполне сгодится на роль кормовой базы, которая пойдет впрок крохотным малькам на первых порах.
То же касается и сбора улиток. Как показывает моя практика, моллюски опасны лишь для икры, развитие эмбриона в которой проходит с нарушениями. А оболочке здоровой икринки мелкие аквариумные улитки вроде физ или катушек не страшны. Наоборот, они очищают кладку от неоплодотворенных и погибших яиц, выступая в роли экологических санитаров. Правда, не знаю, насколько справедливо это в отношении ампулярий, мариз и прочих крупных улиток – не держал.
Но вернемся к таиландскому папоротнику. По сравнению с везикулярией у него есть несколько особенностей. Листья у микрозорума крупные, а потому не образуют кружевное плетево, удерживающее икру. Поэтому он уместнее в нерестовиках с защитной сеткой, оборудованных для рыб, мечущих неклейкую икру. Рыбьи яйца в этом случае просто скатываются с листьев растения под сетку и оказываются вне досягаемости ртов своих родителей.
В силу, опять же, размеров и формы этот папоротник пригоден для нереста рыб, откладывающих икру на листовые пластины, особенно видов, использующих их нижнюю часть (например клинопятнистых расбор). Везикулярия в таком качестве использоваться, естественно, не может.
Правда, в некоторых областях есть у Microsorum pteropus и отставание от ближайшего конкурента. В частности в темпах роста: папоротник – существо довольно ленивое, неспешное, даже в идеальных условиях вегетирует медленно. А вот хрупкости ему не занимать – неосторожное движение, и у вас в руках отломанный фрагмент. К счастью, каждый такой обрывок вполне может положить начало новому растению, так же, к слову, как и крохотная веточка везикулярии со временем дает жизнь пышной куртине.
Будучи вынутым из воды, таиландский папоротник в общем и целом держит форму, благодаря чему кустик можно рассмотреть со всех сторон, заглянув в самую гущу в поисках затаившихся икринок.
Еще один папоротник – Bolbitis heudelottii – хоть и не вознесся на вершину успеха в роли растительного субстрата и используется в этом качестве куда реже, тем не менее имеет много общего с микрозорумом. Тот же плотный пучок листьев, формирующих привлекательные для зрителя и удобные для икрометания заросли. Те же неприхотливость к условиям существования и терпимость к их перемене. Та же толерантность к манипуляциям вне воды, по крайней мере по отношению к приземистым образованиям. И, наконец, та же независимость от грунта, поскольку любимым ложем корневищ являются коряги и прочие шероховатые поверхности.

Bolbitis heudelotii
Bolbitis heudelotii

Познакомившись с лидерами, мы пока минуем многочисленный пелетон и перейдем сразу к арьергарду.
По вполне понятным и уже упомянутым выше причинам не будем касаться дорогущих новых декоративных мхов, раритетных гибридов, эксклюзивных сортов и т.д. Обратимся ко вполне рядовым экземплярам.
Самыми неподходящими в качестве икряного субстрата считаю криптокорины. Приходилось слышать, что некоторые разводчики успешно используют этих красавиц в нерестовиках. Мои же неоднократные попытки приспособить их к чисто служебным надобностям успехом так и не завершились. И дело вовсе не в том, что криптокорина – укореняющееся растение, нуждающееся в толике грунта: порой они у меня неделями дрейфовали по поверхности общего аквариума с голыми корнями и потом благополучно приживались. Но вот перевод в емкость с другими условиями среды становился для них непреодолимой преградой, особенно если "командировка" предполагалась не суточная, а протяженностью в несколько дней. А это, сами понимаете, необходимо, когда речь идет не о типичном для карповых или харациновых залповом выбросе икры, а о нересте порционном, растянутом во времени, характерном, в частности, для икромечущих карпозубых.
Так вот, порой уже спустя 3-4 дня от великолепного, пышного куста даже самой простенькой криптокорины – например, из группы wendtii – в нерестовике оставалась лишь некая осклизлая масса, в которой с великим трудом просматривались контуры прежнего растения. Не могу сказать, что "криптокориновая болезнь" приводила к порче воды или гибели икры – чего нет, того нет. Но ведь и субстрата тоже… нет. Приходится искать замену, вмешиваться в жизнь отсадника, беспокоить производителей. А это далеко не всегда безвредно для конечного результата.
Не рекомендую использовать в рамках нашей темы разного рода бакопы и пестролистные людвигии. Первые некомфортны хотя бы уже из-за плотного и довольно хрупкого стебля – сложить из них пучок нужных формы, пышности и величины, да еще и закрепить получившееся сооружение на защитной сетке или дне не просто: конструкция выглядит либо как беспорядочная поленница с торчащими разнонаправлено фрагментами растения, либо просто разваливается и всплывает.
Людвигии хоть и более эластичны, но имеют другое неприятное свойство: при резкой перемене световых условий (даже с худших на лучшие) они порой довольно быстро сбрасывают листья, а оголенные стебли едва ли привлекут пару, ищущую укромный и безопасный уголок для вымета икры.
Вообще, краснолистная флора – малоподходящий объект для экспериментов на этом поприще. Как правило, она имеет повышенную потребность в освещенности, в то время как икра зачастую отличается отрицательным фототаксисом, то есть негативно реагирует на свет. В итоге нерестовик приходится затенять, и растения гибнут.
Cобственно, в самом этом факте ничего страшного нет – растут людвигии довольно быстро. Только вот их сольная партия в отсаднике порой заканчивается куда быстрее, нежели требуют условия. Хотя, если речь идет о южноамериканских харацинках, у которых и нерест занимает не больше суток, и на развитие икры нужно примерно то же время, то столь скоропалительное пребывание в непривычных условиях обычно не успевает нанести светолюбивой флоре непоправимый вред, и ее вполне можно рассматривать в качестве более или менее подходящего субстрата.
Отличным субстратом являются длинностебельные растения с мелкорассеченной листвой. Они, как правило, быстро (порой даже слишком) вегетируют, а потому нуждаются в регулярном тримминге. Так что отсечение того или иного фрагмента, пусть даже и массивного, едва ли нанесет существенный ущерб подводному саду. А даже если таковое и произойдет, то уже спустя пару недель от досадной прорехи не останется и следа. В конце концов, прореживание подводного леса, состоящего из разного рода амбулий и перистолистников, – это процедура даже необходимая, поскольку делает заросли еще более пышными и декоративными. Так что наличие подобной флоры в декоративной емкости – практически неиссякаемый ресурс очень удобного, дешевого и экологичного нерестового субстрата.
Правда, есть одно "но". Прозябающие при дефиците света и питательных элементов, а потому вытянувшиеся, с редкими междоузлиями и куцей листвой длинностебельники едва ли способны сформировать в отсаднике среду, идеальную как для мечущих икру рыб, так и для их потомства. Однако и экстерьерная значимость такой травки невелика, а потому будем уповать на то, что если уж аквариумист решил подселить в свое домашнее водное хозяйство перистолистник, то постарается создать зеленому питомцу все условия для нормального существования, обеспечив его в первую очередь должным количеством и качеством света. А некоторое увеличение затрат на электроэнергию в данном случае окупится сторицей.
Какие перистолистные длинностебелки хороши в качестве субстрата для икры? Да практически любые. В общем и целом, критерий отбора таков: чем ветвистее, тоньше и эластичнее стебель, чем гуще и пышнее листва, тем лучше.
Очень удобны, например, мягкие и податливые кабомбы разных видов. Это распространенное растение, если его вовремя не остановить, образует даже в сравнительно компактном аквариуме длиннющие, чуть ли не метровые, плети, каждой из которых порой вполне достаточно, чтобы свить некий вариант венка, достаточно плотного и массивного, вполне способного стать надежным убежищем для "рыбьих яиц" и для молоди на первых порах.

Cabomba caroliniana
Cabomba caroliniana

Я обычно готовлю будущий "насест" следующим образом. Беру одну-две (в зависимости от длины стебля, а также темперамента, размера производителей и их любви к икре как гастрономическому объекту) кабомбочки, желательно с несколькими ветками, и абы как – лишь бы не разваливалась конструкция, – но аккуратно, так чтобы не сломать, сплетаю их довольно плотным кольцом (математики называют такую фигуру тором), стараясь выпустить наружу несколько боковых отводков. После этого в центр зеленого "бублика" не менее осторожно засовываю еще несколько веточек покороче, чтобы уплотнить "гнездо", не оставив в нем крупных прорех.
Остается лишь разместить куртину-тор в нужном месте и бережно, но надежно, зафиксировать в трех-четырех точках (поближе к внешнему краю, чтобы не примять и не нарушить пышность) на дне или сетке. В первом случае якорями служат небольшие гладыши, прижимающие боковые отводки, во втором – пластиковые хомуты, используемые для связывания электропроводов в одну жилу.
А если предполагается разведение рыб, мечущих икру в толще воды или у поверхности, то и притапливать субстрат не требуется: положите тор в воду, и он будет дрейфовать по поверхности подобно спасательному кругу, ведь эти растения обладают незначительной удельной плотностью, а потому положительной плавучестью.
Пригодным полуфабрикатом для подобного рода кружев являются и разного рода роголистники (Ceratophyllum) и перистолистники (Myriophyllum). Они также относятся к категории дешевых, неприхотливых и быстро вегетирующих растений (прирост составляет по нескольку сантиметров в день), содержание которых вполне доступно даже новичкам. Мириофиллумы в общем и целом пушистее роголистников, зато вторые легче переносят дефицит света, а потому особо цены в ситуациях, когда условия разведения требуют затенения нерестовика, да еще и не на один день.

Myriophyllum mattogrossen
Myriophyllum mattogrossen

Растения обоих родов отлично переносят стрижку и скоротечную обработку в квасцах для обеззараживания. Впрочем, своими сомнениями по поводу целесообразности стерилизационных процедур я уже поделился с читателями.

Myriophyllum tuberculatum
Myriophyllum tuberculatum

Главной проблемой при плетении тора из роголистника и перистолистника является хрупкость и ломкость стебля. Впрочем, если делать всё не торопясь и не стремясь сформировать очень плотный жгут, это не так страшно. К тому же "закрытый" – то есть случившийся в гуще куртины – перелом обычно существенно не отражается на способности тора держать заданную форму.
Конечно же, нельзя не упомянуть в качестве возможного сырья для изготовления нерестового субстрата лимнофил. Помимо красоты эти растения обладают завидной приспособленностью к жизни в довольно жесткой воде, что иногда оказывается весьма полезным не только для них самих, но и для выращивающего их про запас аквариумиста-рыборазводчика.

Limnophyla indica
Limnophyla indica

Лимнофилы хоть и относятся к растениям с развитой корневой системой и нуждающимся в грунте, вполне способны недельку, а то и месяц-другой, прожить без подобного удовольствия. Да, рост их в таких условиях заметно притормаживается, но к необратимым последствиям это обычно не приводит.
По габитусу и физическим свойствам лимнофилы близки к вышеперечисленной водной флоре, а потому правила работы с ними те же.
Даже толстостебельную красавицу амбулию (Limnophylla aquatica) – самую, пожалуй, пышную из "елок" – можно приспособить для формирования нерестовой куртины. Надо лишь более аккуратно подходить к укладыванию ее в кольца, стараясь не переходить грань упругости, чтобы не переломить мощный и довольно неподатливый стебель. Зато она формирует мощную по габаритам чащу, с одной стороны – мягкую и пушистую, а с другой – труднодоступную даже для самых юрких взрослых рыб. Внутри же образуется идеальная среда для развития икры и размножения микроорганизмов, которые сыграют роль стартового корма для перешедшей на активное питание молоди.
Что касается тонкости и хрупкости мелкорассеченной листвы, то это в данном случае только на руку, особенно, если приходится иметь дело с икрой, обладающей липкой оболочкой, да зачастую еще и почти прозрачной.
Конечно, заметить в растительной гуще отложенные икринки непросто. Судить о том, что нерест состоялся, порой остается только по внешнему виду или поведению производителей. Зато ничто не мешает вынуть "подозрительный" комок травы и внимательно рассмотреть его, аккуратно перебирая мутовки одну за другой под яркой лампой с отражателем (крайне желательно, чтобы свет при этом не бил в глаза). Помогают два фактора: икринки обычно все же крупнее "перьев" листвы и имеют иной коэффициент преломления света.

Икра Jordanella floridae
Икра Jordanella floridae

По собственному опыту скажу: поначалу все кажется безнадежным, но стоит найти первую икринку, как глаз как будто сам научается выискивать то, что нужно, и дальше дело идет как по маслу.
Порой помогает легкое прополаскивание расправленной куртинки в просторной миске с белым дном и 5-10-сантиметровым слоем свободной от взвеси воды из нерестовика. Тут главное – сориентировать лампу так, чтобы она создавала на поверхности как можно меньше бликов, и тогда по характерным теням на светлом дне посудины будет легко заметить искомое.
Если же икра сидит прочно, ее не очень много, а субстрат непременно нужно вернуть в нерестовик (например, при порционном метании), остается одно: отрывать икринку вместе с фрагментом листика. Это не нанесет ущерба ни собственно икре, ни пушистости куртины.
В этом плане куда менее предпочтительны в качестве субстрата элодеи (род Elodea). Они не такие пышные, листья у них крупнее, темнее и прочнее. Икру в ее непрозрачных завитках обнаружить и извлечь сложнее.

Elodea canadiensis (densa)
Elodea canadiensis (densa)

Но и у элодей есть свои преимущества. Бухточка из этих сравнительно жестких травок обладает куда более высокой прочностью, вполне достаточной, чтобы противостоять, в частности, настырной барбусне, которая в поисках поживы легко преодолевает податливую пышность амбулий и лихо расправляется как с собственной, так и с чужой икрой, не говоря уж о только что появившихся на свет личинках.
Ну и не будем забывать о такой довольно популярной категории рыб, как лабиринтовые и им подобные, предпочитающие не ждать милостей от аквариумиста, а самостоятельно строить гнезда из подручных (подплавниковых?) средств.
В качестве таковых выступают заросли плавающей флоры и поднявшиеся к поверхности фрагменты растений.

Самец лялиуса у гнезда
Самец лялиуса у гнезда

В этой ситуации незаменимы риччия, пистия, эйхорния и прочая дрейфующая зелень. Под стать им и типичные укореняющиеся растения, но имеющие плавающие формы, вроде цератоптериса. В общем, тут подойдет любая водная или околоводная флора, способная создать достаточной плотности куртины или имеющая пышную корневую систему. Зато, о удача, от нас с вами в этой ситуации, кроме собственно пестования таких водных трав и, при необходимости, переноса их в отсадник, ничего и не требуется. Строительные работы рыбы берут на себя. Спасибо им на этом…
Да и для молоди живородящих в подобной среде раздолье. Тут и от хищников есть где укрыться, и пропитание себе найти можно.
Таким образом, водный растительный мир, в том числе и аквариумная флора, предоставляет массу возможностей для рыб с самыми различными стратегиями продолжения рода. Стоит приложить немного сил, толику терпения и капельку фантазии, и в вашем распоряжении появляется прекрасный естественный и экологичный нерестовой субстрат.

И.Андреев, фото автора.
29.09.2012 г.

Наверх   На Главную страницу

Rambler's Top100      Рейтинг@Mail.ru     

Аквариум. Современная Аквариумистика.
Правообладатель: Живая Вода®   Любые способы полного или частичного копирования и публикации данного текста и иллюстраций без письменного разрешения администрации интернет-ресурса vitawater.ru запрещены.

   © Живая Вода, 2001-2016 гг.   @webmaster

Реклама