Rambler's Top100


logo














 
  Главная страница  :  Живая Вода представляет  :  Журнал "Аквариум"  :  2007 г.  :  № 4

Живая вода представляет

Журнал "Аквариум" № 4 за 2007 г.

С.Каландырец

Знакомьтесь:
его величество диаптерон!

    Народная мудрость гласит: новое – это хорошо забытое старое. Почему я вспомнил об этом? Да потому, что в первых изданных в России книгах об аквариумистике было намного больше упоминаний икромечущих карпозубых (или, как их часто называют, щучек, а на современный лад – killi), чем в сегодняшней специализированной литературе. Икромечущие карпозубые давно стали неотъемлемой частью декоративного рыбоводства. Во многих странах (а с 2002 года и у нас) существует множество клубов любителей killi, регулярно проводятся национальные и международные выставки и конкурсы. Во многом за счет энтузиастов-любителей в Европе с завидным постоянством организуются экспедиции по изучению рыб этой группы в природе. В результате чего практически каждый год открываются новые виды. Тем не менее икромечущие карпозубые пока еще существенно отстают от своих ближайших родственников – карпозубых живородящих – в плане распространенности в декоративных аквариумах. И если с афиосемионами или нотобранхиусами знаком – хотя бы заочно – почти каждый аквариумист, то о некоторых других представителях подсемейства многие и не слышали. А жаль, ведь среди них есть весьма привлекательные и не очень сложные в содержании виды. Сегодня мы поговорим о диаптеронах. Сразу хочу оговориться: я расскажу только о своем личном опыте в работе с этой замечательной рыбой. Тех же, кто хочет более обще ознакомиться с этим неординарным родом, отсылаю к подшивке журналов "Аквариум" за 1994 год, в которых был опубликован цикл статей В. Милославского "Знакомые и незнакомые карпозубые".

* * *

    Мне как любителю икромечущих карпозубых всегда хотелось собрать коллекцию из небольших по размеру – около 3-3.5 см, – но ярких представителей отряда Сyprinodontiformes. Что-то мне удалось заполучить довольно быстро, а что-то я не смог достать и по сей день.
    Диаптеронов я включил в этот список сразу после того, как впервые увидел их фотографии. В этих рыбах меня привлекли компактность и очень яркая окраска. К тому же, по имевшимся у меня данным, вид этот не относится к сезонным и живет до 5 лет, что не совсем характерно для killi, но, несомненно, может быть отнесено в актив.

    Половозрелыми рыбы становятся к 4 месяцам и сохраняют способность к икрометанию на протяжении всей жизни. Максимального размера достигают в возрасте 6-7 месяцев.
    К сожалению, на Украине диаптеронов пока еще никто не держал. Да и поиски рыб среди аквариумистов на территории бывшего СССР успеха не принесли. Вся надежда была на Германию, где, по слухам, на аукционах, проводимых во время выставок икромечущих карпозубых клуба DKG, они периодически появлялись. Но и этот вариант по определенным причинам не сыграл. Правда, в 2004 году мне удалось заказать две пары Aphyosemion (Diapteron) fulgens, но из-за плохой упаковки они погибли, не достигнув и середины пути.
    Практически шесть лет поисков, ожидания и мечтаний ушло на то, чтобы заполучить эту рыбу. А счастливым для меня оказался 2006 год, когда на организованную Славянским клубом любителей икромечущих карпозубых выставку "Killifish-2006" в Одессу приехали специалисты из Праги.
    Именно знакомство и общение с ними дали результат. И отдельное спасибо члену CZKA пражанину Владимиру Фабри, который после долгих согласований об отправке выслал мне по паре Aphyosemion (Diapteron) cyanostictum Makokou и Aphyosemion (Diapteron) fulgens, полученных мною в начале ноября того самого 2006 года.
    К моему большому сожалению, самец Aphyosemion (Diapteron) fulgens по дороге погиб. Думаю, причиной тому стала агрессивная самка, которая "ехала" с ним в одном пакете. Так что учтите этот момент и при пересылке пакуйте самцов и самок раздельно.
    Зато пара молоденьких Aphyosemion (Diapteron) cyanostictum Makokou перенесла путешествие очень хорошо, и я был на седьмом небе от радости. Рыбки явно были молодыми и еще не половозрелыми.
    Вскрыв пакет с рыбами, я первым делом определил общую жесткость воды, в которой они приехали, и добавил немного свежей с точно таким же значением dGH, а потом уже все содержимое вылил в пустой аквариум. И хотя вместимость этого сосуда составляла всего 8 литров (28×19×15 см), жидкость едва покрывала его дно. В течение нескольких часов доливая воду (она была подготовлена заблаговременно) в аквариум, я постепенно поднял ее уровень до 5 см. Рыбки перенесли эту операцию легко, чувствовали себя нормально, и можно было, наконец, вздохнуть с облегчением.
    Но прежде чем продолжить повествование, хочу еще несколько слов сказать о приготовленной для встречи диаптеронов воде, поскольку считаю эту тему очень важной. Воду я взял из уже обжитого старого аквариума; ее параметры были следующими: dGH 5°, dKH – 1°, а pH – 6.8. Прежде чем "подавать" ее вновь прибывшим рыбам, я добавил в нее около 50% свежего дистиллята, для того чтобы выровнять жесткости моей воды и той, что была в пакете (она составляла 3°dGH). Доливал мизерными порциями и практически сразу внес в воду метиленовый синий – это просто необходимо для защиты жабр при резкой смене уровня кислорода в окружающей среде. Для тех, кто не знает, поясню: killi практически всегда пересылают без закачки в транспортировочную емкость О2. Дело в том, что эти рыбы активно выпрыгивают из воды, и воздух с высоким содержанием кислорода обжигает их жаберные лепестки. А концентрации растворенного кислорода в водах транспортировочного пакета и аквариума существенно различаются.
    Перед тем как лечь спать (а рыб мне доставили только в 8 часов вечера), предложил диаптеронам немного трубочника. Корм они взяли, и это еще больше придало мне уверенности, что все в порядке: путешествие Aphyosemion (Diapteron) cyanostictum Makokou можно считать благополучно завершенным.

    Утром я положил на дно аквариума пучок яванского мха и во все последующие дни понемногу доливал в емкость воду, пока она не заполнила аквариум наполовину.
    Что касается оформления, то тут я обошелся без затей: главное, чтобы легко было наблюдать за рыбами и вовремя заметить икру, когда она появится. Исходя из этого, решил не использовать грунт, разместив в емкости несколько высаженных в глиняные горшочки кустов криптокорины Невилля и пучок яванского мха, который занял едва ли не треть объема аквариума. Изобилия оборудования тоже не понадобилось: ни фильтров, ни нагревателей, только очень легкая аэрация в дневное время суток.
    Рыбки оказались довольно пугливыми. Чтобы снять напряжение, положил на дно несколько темных плоских камней. Помогло это им или нет – не знаю, но мне точно не мешало осматривать емкость.
    В дальнейшем я добавлял в аквариум свежую отстоянную воду с dGH 3° и dKH 1°. Замеры pH показывали около 6.2. Когда аквариум был наполнен, перешел к подменам воды (не более 1/8-1/6 объема один раз в 1.5-2 недели) с легкой чисткой дна. Две маленькие рыбки, на мой взгляд, не загрязняли воду, а корм был только живой и в умеренном количестве, что тоже не способствовало накоплению органики.
    Кстати, о питании. Как вскоре выяснилось, стандартный для моих прежних питомцев рацион (мороженые мотыль и артемия) диаптеронам не подошли. Выходом из сложившейся ситуации стали живые трубочник, дафния и циклоп. При отсутствии этих кормов давал живого мотыля, но он пользовался меньшим успехом. Я старался, чтобы корм в аквариуме был практически все время. Диаптероны едят небольшими порциями и не переедают, в этом они похожи на A.bitaeniatum, которых я содержу уже 12 лет (см. журнал "Аквариум" № 2, 2007). Чуть забегая вперед, скажу, что приучить эту пару к мороженому корму полностью мне так и не удалось. В принципе, они уже едят его но, уж слишком очевидное предпочтение отдают живому.
    Температура воды изначально удерживалась в пределах 21-22°С. В какой-то момент она упала до 18-19 градусов, но мне показалось, что активность рыбок при этом снизилась, и я вернулся к прежним значениям.
    18 ноября, в очередной раз осматривая яванский мох, я обнаружил первые три икринки и понял: вот и началось самое главное. Теперь каждый день вечером я вынимал субстрат на тарелку и тщательно перебирал пальцами каждую веточку, каждый листик.
    Икра мелкая (0.9-1 мм) и в родной стихии практически невидимая, а вот вытащив субстрат на воздух и дав воде с него стечь, ее заметить гораздо легче. Поскольку мне на тот момент нужно было получить максимальное количество мальков, действовал я очень аккуратно. Увидев икринку, пинцетом отрывал тот кусочек мха, на котором она была прикреплена, и помещал в небольшую плошку для дальнейшей инкубации. Брать икринки пальцами не рисковал. Излишне говорить, что параметры воды в инкубаторе и нерестовике были идентичными, разве что температура в первом была на 1° выше.
    В литературе упоминается о низкой плодовитости диаптеронов. Моя практика это, к сожалению, подтверждает. Наблюдения и записи я делал в течение 60 дней. За все это время я ни разу не рассаживал производителей. Самец практически постоянно пытался добиться от самки взаимности, но делал это без особой агрессивности, а самка контролировала и сдерживала его порывы. Мха было много, и она всегда могла укрыться от партнера, а иногда и сама переходила в атаку и прогоняла его. За 59 дней я собрал 164 икринки, то есть в среднем по 2.78 штуки в день.
    Так как по работе я вынужден ездить в командировки, бывало что порой в течение 5-6 дней некому было изымать икру из аквариума. Не могу сказать, что это как-нибудь сказывалось на "урожае": бывало он превышал "ординар", а случалось, что сбор был хуже, но, как бы то ни было, случаев поедания икры производителями я не зафиксировал. Зато очень часто, а иногда и при каждом сборе, часть икры обнаруживалась на дне аквариума. Из собранных 164 икринок со дна я "добыл" 54 штуки, то есть почти треть. Но не исключено, что лежащая на дне икра просто упала, а не откладывалась здесь (в основном икринки находились в средней и верхней частях субстрата).
    К примеру, Rivulus speciosus всегда выбирает для откладывания икры плавающие растения и делает это максимально близко к поверхности. Можно предположить, что диаптероны в этом плане не столь щепетильны, но все же имеют определенные предпочтения в плане горизонта, на котором они откладывают икру.
    Объективности ради должен отметить достаточно солидный отход, который составил 32 икринки (19.5%). Допускаю, что его можно снизить, изменив параметры воды. Но нужно еще учитывать и тот факт, что пара была молодой.
    Наблюдая за становлением, созреванием и нерестом пары, я сделал еще один вывод: количество икры, которую они выметывали вначале и через два месяца, не изменилось. То есть увеличение плодовитости рыб по мере их взросления не отмечено. Другое дело, что колебания плодовитости все же были. Немного выше она была при снижении атмосферного давления и выпадении осадков. Таких совпадений за период наблюдения зафиксировано три. С другой стороны, активность пары снижалась при понижении температуры ниже 20°С. Вообще, как мне показалось, нерестовой температурный оптимум составляет 22-23 градуса. С химическим же составом воды я экспериментировать не решился (он оставался стабильным на протяжении всех 60 дней): для начала меня вполне устраивал и результат с почти 20%-ным отходом икры: очень уж хотелось получить первых мальков и поднять свою нерестовую группу.
    Долго ждать не пришлось, первый малек появился 28 ноября, а еще через два дня пошли следующие. В общей сложности срок инкубации при Т=24°С составил 10-16 дней.
    Новорожденные мелки, и науплиусы артемии в качестве стартового корма для них избыточно крупны. Растут мальки сравнительно медленно, что, впрочем, характерно для большинства несезонных killi. Держатся они под поверхностью, и поэтому столб воды нужен небольшой – 2-3 см, иначе к опустившемуся на дно корму не подойдут. Для начала я поместил их в аквариум такого же размера, как и нерестовик (28×19×15 см), постепенно повышая уровень воды. А 3 января перевел подростков в более просторный аквариум размером 36×25×30 см, который тоже постепенно, в течении месяца, заполнял свежей водой. На его дно бросил немного торфа и большой куст анубиаса, а на поверхности плавала пузырчатка горбатая. Без подобного антуража не обойтись, ведь мальки были разновозрастными, и мелким нужно где-то прятаться от более крупных собратьев.
    Каждый вечер я осматривал молодь в ожидании проявления признаков "любимого" большинством икромечущих карпозубых оодиниумоза. Избежать этой неприятности практически невозможно, а значит, надо быть во всеоружии, захватить болезнь на ранних стадиях и своевременно приступить к лечению.
    Ожидаемое произошло 11 января. По давно уже отработанной схеме, я не сразу начинаю избавлять подопечных от оодиниума, а даю рыбе возможность "познакомиться" с ним поближе. Как показывает практика, икромечущие карпозубые некоторых видов способны приобрести к оодиниумозу частичный* иммунитет. Это не значит, что они больше не заболеют, но становятся как минимум менее восприимчивыми. Этим и объясняется, что испытанное средство – бицилин-5 – я применил не сразу, а лишь спустя два дня, когда паразитов на теле подростков стало побольше.
    Второй раз оодиниум "посетил" диаптеронов 23 января. Но на этот раз против него не устояли только самые младшие мальки, которых я выпустил в новый аквариум уже после пролечивания первой партии. С новыми пациентами я проделал все то же самое, что и с их более возрастными собратьями, но воду потом немного подсолил из расчета 1 ч.л. поваренной соли на 10 литров. Через две недели путем подмен воды постепенно снизил концентрацию соли до нулевого значения.

    А вот мою взрослую пару оодиниум так и не одолел, что меня, должен отметить, весьма удивило и в то же время порадовало. Обычно транспортировка, смена места и питания вызывают ослабление иммунитета, а это путь к болезням. Поэтому если вы получили пару нового вида, то сразу сажайте ее на нерест и карантин одновременно. Даже если рыбы вскоре погибнут, есть надежда на несколько отложенных икринок, из которых можно вырастить новых производителей. Кстати, killi в плане размножения порой демонстрируют удивительную настойчивость. Да и стремление к выживанию у них просто неимоверное.
    Получив достаточное количество икры и мальков, я прекратил пристальные наблюдения за новыми диаптеронами и перевел производителей в аквариум размером 40×25×15 см. Теперь он стал их домом. Рыбы уже обжили его и продолжают нереститься, но икру я больше не выбираю. В результате в этой емкости вместе со взрослыми рыбами плавает около десятка мальков, которых я не вылавливаю, а кормлю прямо там.
    К трем месяцам первые мальки уже окрасились, и теперь хорошо видно, где самцы, а где самки. Соотношение полов получилось оптимальным: 45% "мальчиков" и 55% "девочек". Такой расклад позволяет с оптимизмом смотреть в будущее и рассчитывать на то, что со временем удастся закрепить этот прекрасный вид и сделать его доступным для любителей.
    Выросшая у меня молодь постепенно приучилась к мороженому корму, но по возможности я все же стараюсь попотчевать ее живыми циклопом и дафнией. Теперь вот жду, когда же юные диаптероны приступят к нерестам, чтобы точно определить, в каком возрасте наступает у них половая зрелость.


* Частичный (точнее, нестерильный) иммунитет – форма приобретенного иммунитета, для поддержания которого необходимо постоянное присутствие паразита в организме хозяина. Типично для рыб, переболевших ихтиофтириозом. (Прим. Ред.)
Назад к тексту


Наверх   На Главную страницу

Rambler's Top100      Рейтинг@Mail.ru     

Любые способы полного или частичного копирования и публикации данного текста и иллюстраций без письменного разрешения администрации интернет-ресурса vitawater.ru запрещены.

   © Живая Вода и Журнал Аквариум, 2003-2016 гг. @webmaster

Реклама