Rambler's Top100


logo














 
  Главная страница  :  Живая Вода представляет  :  Журнал "Аквариум"  :  2009 г.  :  № 3

Живая вода представляет

Журнал "Аквариум" № 3 за 2009 г.

Г.Фаминский

Тетра-попугай

Тетра-попугай

    Богатство ихтиофауны рек Южной Америки поистине неисчерпаемо. Все новые и новые представители харациновых появляются в прайс-листах фирм-экспортеров. Минувший 2008 год не был исключением и подарил мне возможность получить от известной немецкой фирмы "Aquarium Glaser" порядка 10 новых видов. Часть из них уже разведена, другие пока капризно отказываются дать потомство и не дают мне возможности рапортовать об успехах. Тетра, о которой пойдет речь в этой статье, как раз и является примером трудноразводимых в аквариуме видов. Но, обо всем по порядку.
    Получив очередную посылку из Германии, мы с И. Ванюшиным, как обычно, поделили ее содержимое между собой, перезаправили пакеты кислородом и, довольные друг другом и своими приобретениями, разъехались по домам: он – в Мытищи, а я – в Нижний Новгород.
    Прибыв домой, не медля провел все необходимые для полученных дикарей адаптационные процедуры и высадил их в 100-литровый карантинник с достаточно мягкой (dGH около 7°) и нейтральной (рН 7) водой. Надо отметить, что она находилась в аквариуме уже более месяца, но сам сосуд был еще не обжит рыбами, лишь простаивая с неукорененными растениями (грунта в нем не было) и моллюсками. Температура в нем поддерживалась на уровне 23°С, работали микрокомпрессор и фильтр.
    Рыбки были серенькие, размером приблизительно по 2.5 см каждая. Они сразу же спрятались за кустом таиландского папоротника. Ничего особенного – такое поведение характерно для большинства недавно приобретенных диких тетр.
    На следующий день я покормил своих питомцев артемией и с удовольствием отметил, что новоселы с жадностью хватают рачков. Теперь предстояло разобраться, что же именно мы получили и какая информация есть о новинке.
    Вот тут то и случился первый "облом". Никаких сведений о научном названии, местах обитания и прочих характеристиках, не говоря уж о рекомендациях по содержанию и разведению, найти не удалось, причем не только мне, но и Игорю Ивановичу. Ладно книги – в них информация всегда идет с большой задержкой, но даже периодика молчала на эту тему. Не выручила на сей раз и Всемирная Паутина, скупо выдав "на гора" только коммерческое название тетры, которое, собственно, мы и так знали из прайс-листа немцев. В нем, кстати, рыбка обозначена как Hyphessobrycon sp. "Junior-Pandurini". Очень благозвучно, но не понятно. И если слово "Junior" переводится как "младший" или "крайний", то этимологию эпитета "Pandurini" мне найти так и не удалось.
    Разжились на первых порах мы лишь тем, что выяснили: германские аквариумисты в обиходе называли диковинку Papagei-Tetra, т.е. тетра-попугай. И, забегая вперед, скажу, что название рыбке очень подходит.
    Вот, строго говоря, и все данные, которыми я располагал, приступив к подращиванию и наблюдению за этими тетрами.
    Недельки через две рыбки достаточно освоились, свободно плавали по аквариуму и с аппетитом принимались за даваемый корм. Видя, что одних на-уплиусов артемии им маловато, я начал добавлять в рацион мелкую коретру и хорошо промытого мелкого трубочника. Воду в аквариуме подменивал понемногу: литров по 10-12 в неделю. Причем, использовал для этой цели обычную отстоянную воду из магистральной сети (dGH 11°, рН 7).
    За месяц новоселы выросли примерно на полсантиметра и в их наряде стали появляться первые намеки на половой диморфизм. Освежение среды обитания рыбки воспринимали с энтузиазмом, начинали резвиться, и, что самое главное, наконец-то набрали цвет. И, как выяснилось, окраска этих тетр настолько уникальна и впечатляюще ярка, что просто дыхание захватывает, видя эту красоту. Но сразу оговорюсь, что всю гамму цветов можно наблюдать только при неярком рассеянном свете и темном грунте.
    Начнем описание с самцов. Тело у них уплощенное с боков, правильной вытянутой формы. Спинка коричневатая, при возбуждении кирпично-красная. Брюшко сиреневато-красное, причем, красный цвет переходит на анальный плавник. Спинной плавник морковно-красный с белым первым лучом. Вдоль тела, несколько отступя от жаберной крышки тянется размытая голубая полоса, идущая вплоть до корня хвостового плавника, где она плавно трансформируется в обширное черное пятно неправильной формы, захватывающее основания лопастей хвостового плавника. Над темным пятном – ярко-желтое светящееся (катафот). В принципе такой светящийся фонарик – исключительный признак тетр рода Hemigrammus. Отсюда возникает сомнение: Hyphessobrycon ли наша рыбка? Рядом, с наружного края лопастей хвоста, с черным цветом соседствует белый, что очень контрастно и эффектно. Затем цвет лопастей хвоста плавно переходит в оранжевый, а самые кончики лопастей бело-серые. Не правда ли, очень необычная и богатая гамма?
    Жировой плавничок тоже красного цвета, брюшные – морковные. Глаза крупные с черным зрачком и желтой радужкой.

Papagei-Tetra

Яркого света эти рыбки не любят. В лучах мощного светильника окраска самцов тускнеет и утрачивает присущий ей необычайный колорит

    У самок тело прогонистое. Достигшие половой зрелости особи отличаются округлым брюшком. В окраске преобладают голубые переливы, особенно заметные на спинной и брюшной частях. Все непарные плавники желтого цвета, причем спинной – с бесцветным основанием, а анальный имеет желтый цвет только по краям. Черное пятно на предхвостье захватывает основания лопастей хвоста с переходом цвета в ярко-желтый (без белого и красного), что, конечно, менее эффектно, чем у самцов, но тоже очень впечатляюще. Кончики лопастей бесцветные.
    Вот такими яркими оказались появившиеся в моем хозяйстве рыбки.

Hyphessobrycon sp. Junior-Pandurini

Наряд самок от фактора освещенности практически
не зависит – им мало что терять

    Прошло порядка полутора месяцев, и рыбки, на мой взгляд, стали вполне взрослыми. Пора было приступать к самому ответственному и интересному этапу – попытаться получить от "попугаев" потомство. Отобрать пару для нереста в данном случае не составляет особых хлопот, поскольку самочек легко отличить по облику. По крайней мере одна из них выделялась особо округлившимся животиком и была явно готова к икрометанию.
    Решив, что наступил благоприятный момент, я подготовил 10-литровую стеклянную банку и залил ее мягкой (dGH 2°) и слабокислой (рН 6.4) водой, которая представляла из себя смесь чистого дистиллята и кипяченой воды. Эта смесь порядка двух месяцев настаивалась на торфе и уже неоднократно использовалась для разведения других харацинок.
    После трех дней усиленной аэрации нерестовика, я опустил в него предохранительную сетку, закрепил на ней кустик таиландского папоротника, уменьшил ток воздуха из распылителя, разместил градусник и нагреватель, как обычно, закрыл емкость с трех сторон плотным картоном и вечером посадил в нее облюбованную пару.
    Каждый день, придя домой, я тщательно осматривал пространство под сеткой, но долгожданной икры не было. Самец иногда напрягался и подплывал к самке, но дальше этого дело не шло.
    Миновала неделя. Я начал понемногу подбрасывать в нерестовик корм (взрослую артемию). Рыбки с удовольствием принимали угощение, но нереститься все равно не желали.
    Прошло еще несколько дней. За это время самочка сделалась очень толстой: брюшко ее заметно отвисло вниз и раздулось в стороны, а сама она постоянно находилась в верхнем слое воды в углу банки.
    Посчитав, что рыбка "закистовалась", я принял решение выловить производителей. Самца поместил в общий харацинник, чтобы не спутать с прочими "попугаями", плавающими в другом аквариуме, а самку решил "подавить", чтобы избавить от ненужной уже икры. Сцеживание прошло успешно: к моему удивлению, икра выдавливалась очень легко, то есть никакой "пробки" у самки не было. Выпустив ее к самцу, я скормил икру подрастающим малькам тетры-конго и задумался.
    Что же получается: самка набита зрелой икрой, а нереста не происходит? Причин подобной ситуации, как известно, может быть немало. Это и неподходящая по составу вода, и не способный к активным действиям самец, не подходящий объем нерестовика, недостаточная температура и т.д.
    Пришлось решать задачу со многими неизвестными, не имея, практически, никакой информации даже об ареале рыбки.
    Согласитесь, что зная хотя бы приблизительно регион, в котором отловлены те или иные рыбы, можно с определенной степенью достоверности воспроизвести воду с химическими параметрами, необходимыми им для нормального существования и размножения.
    В течение полугода пришлось методом подбора условий добиваться от этого капризного вида положительного результата. С чем я только не манипулировал: предоставлял рыбам нерестовики разной вместимости, сажал производителей в воду жесткостью от 0 до 10°dGH, менял значения рН от 5.5 до 7.5, пробовал увеличивать температуру аж до 30°С, варьировал уровнями освещенности от полного затемнения до яркого света, опускал в нерестовик различные криптокорины, анубиасы и длинностебельные растения, размещая их на дне и у поверхности воды, полагая, что может быть, рыбкам нужен определенный субстрат для нереста. Пробовал сажать на нерест группу рыб, комбинируя количество самцов и самок. Все было напрасно – нужного мне результата или даже хотя бы намека, на то что я выбрал правильное направление, не было. Зато все чаще возникали моменты, когда хотелось на все плюнуть и оставить рыбок в покое, отнеся их к группе так называемых неразводных.
    Что же касается всего остального, живущие у меня тетры-попугаи демонстрировали полное довольство судьбой: они вошли в пору полного расцвета сил и прекрасно себя чувствовали рядом с другими мелкими харацинками, не требуя для содержания никаких дополнительных условий. Обычная водопроводная вода с температурой в пределах 22-26° С. Любой мелкий живой или качественный сбалансированный сухой корма. В общем, все как у других тетр, только что развести не удается.
    Обидно, когда не получается подобрать ключ к нересту. А особенно обидно, когда имеешь дело с такими яркими, симпатичными, мирными и непривередливыми рыбешками, которые могли бы порадовать тысячи харацинщиков! Ведь благодаря внешним данным тетры-попугаи имеют все основания войти в "золотой фонд" мелких рыб, содержащихся в аквариумах россиян. Ан нет...
    Неужели так и не удастся закрепить этих красавиц-приверед и придется снова заказывать у немцев дикарей по более чем 5 евро за штуку? Вот примерно такие раздумья овладевали мною, помогая преодолеть хандру и подстегивая к новым экспериментам.
    Покоя мне не давало еще и то, что рыбки, как я описывал выше, имеют светящийся глазок у корня хвоста. Это явный признак хемиграммусов, а они, как известно, любят более свежую воду, не обогащенную торфяными, ольховыми и другими отварами и настоями. Решил попробовать действовать в этом направлении.
    Взял стеклянную банку на 15 литров, все подготовил так же, как указывал выше, но воду составил по другому рецепту. В качестве основы взял 8 литров из болота в лесу около деревни, где у меня есть домик (оттуда я часто весной беру воду для разведения мелких харацинок). Эта вода имеет dGH 2° и рН 6.0. К ней добавил 5 л дистиллята, отстоянного две недели. В совокупности вышло 13 литров смеси, которую я проаэрировал в течение недели. Параметры раствора получились следующие: dGH 1.5° и рН 6.2. Вечером посадил в нерестовик отобранную пару и стал ждать.
    Прошло 3 дня, но нереста снова не последовало. Тогда я слил из нерестовика примерно половину воды, добавив взамен чистую отстоянную дистиллированную воду. Эту операцию я проделал поздно вечером. А на следующий день, придя с работы, заглянул под сетку и к своей огромной радости обнаружил там обильный и столь долгожданный "урожай". Правда, многие икринки оказались неоплодотворенными и побелели.
    Я сначала как-то даже растерялся – очень уж долго шла ко мне удача, как никак полгода миновало. Однако быстро взял себя в руки и приступил к действиям. Для начала выловил производителей, снял банку со стойки и слил из нее половину воды.
    Затем, взяв мощную переносную лампу, осветил банку с боку и приблизительно прикинул, сколько там икринок. Рыбки оказались достаточно плодовиты – почти все дно банки оказалось равномерно покрыто разбросанными икринками, ее там по моим прикидкам было около 400 штук, из которых порядка 70% – неоплодотворенных (но, к слову, без грибка). Нормальная икра тетры-попугая совершенно прозрачная, чуть с желтизной, и очень мелкая – максимум вполовину от, например, неоновой. Меньшего диаметра я не видел ни у одной харацинки, с которой мне прежде довелось иметь дело.
    Наконец, я добавил в воду каплю метиленовой сини и полностью закрыл нерестовик от дневного света.
    На следующий вечер я с нетерпением открыл банку и, опять же вооружившись переносной лампой, стал выискивать личинок, но ничего не увидел. Неоплодотворенная икра лежала на своем месте, а нормальная пропала. Я уж испугался, что она "растворилась" (такое бывает в ряде случаев, в частности с икрой полосатых наностомусов (N.espei), причем, не только у меня). Однако, качнув осторожно банку, я заметил дернувшуюся личинку. О боже, какая же она была маленькая и прозрачная! Пришлось взять увеличительное стекло и обследовать дно банки с его помощью. Только таким путем, да и то с большим трудом, удалось обнаружить среди всякого органического мусора эти микроскопические создания.
    Будучи потревоженными, они резко делали свечку и сразу же плавно опускались на дно.
    Не став их долго мучить, я закрыл банку еще на сутки. Осветив ее на третий после нереста вечер, увидел множество личинок, переместившихся на боковые стекла и сконцентрировавшихся в нижней части емкости. Они все равно были очень маленькие, порядка 2 мм, но уже с черными глазками и соразмерно миниатюрными желточными мешками, напоминавшими, скорее, набитые желудочки поплывших мальков.
    На четвертый день личинки вернулись со стенок на дно, где затаились и совсем перестали быть видимыми даже через лупу. Это, конечно, нервировало и не давало возможности следить за тем, потребляют ли они предложенную им пищу. А корм состоял из мельчайшей культуры инфузории-туфельки, выращенной на молоке.
    Корм давал очень чистый, маленькими порциями, шприцем на 5 "кубиков" 4 раза в день. Бросил я в банку и несколько улиток-катушек, которые предназначались для "утилизации" неоплодотворенной икры.
    Кормление инфузорией продолжалось 7 дней. Это, конечно, очень долгий срок при выращивании мелких харацинок, но уж больно малечки были крошечные, и я боялся дать им науплиусов артемии раньше времени.
    Начиная со второй недели "разбавил" инфузорий небольшим количеством науплиусов и через 30 минут заглянул в банку. Животики у мальков были желтые – значит, взяли. С этого времени крохи получали артемию 2 раза: утром и вечером.
    Растут тетры-попугаи очень медленно и неравномерно. Многие особи отстают в развитии и в дальнейшем не выживают.
    За месяц мальки достигли длины 6-7 мм и приобрели форму, характерную для взрослых рыб. Дальнейшее выкармливание протекало по накатанной колее и особых хлопот не доставило.

    Какие же первые выводы можно сделать?
    – Hyphessobrycon sp. "Junior-Pandurini" – рыба исключительно привлекательная и способна украсить любой аквариум как харацинщика-любителя, так и профессионального разводчика;
    – в части содержания "попугаи" ничем не отличаются от других мелких харациновых рыб;
    – рыба устойчива к стрессам, довольствуется любым кормом и небольшим (от 10 литров на пару) объемом аквариума;
    – разведение данного вида практически не изучено, и, как показали мои эксперименты, достаточно сложно; предстоит еще много исследований, чтобы найти и отработать стабильный алгоритм, дающий надежные результаты и основанный на хорошей практической базе, а не на наитии;
    – выращивание молоди в первый месяц ее жизни требует большой скрупулезности.

    Тем не менее будем надеяться, что эта чудесная рыбка все же закрепится у российских любителей и займет среди харацинок вполне достойное ее красоты место.


Наверх   На Главную страницу

Rambler's Top100      Рейтинг@Mail.ru     

Любые способы полного или частичного копирования и публикации данного текста и иллюстраций без письменного разрешения администрации интернет-ресурса vitawater.ru запрещены.

   © Живая Вода и Журнал Аквариум, 2003-2016 гг. @webmaster

Реклама